Статья «Политэкономия антиденег»

«Я тебя породил, я тебя и убью» Тарас Бульба. Н.В. Гоголь

«В тот самый миг, когда я нашел верные ответы, переменились все вопросы»

Мактуб. П. Коэльо

Война и мир. Политэкономия антиденег.

Преамбула

В 1992 году в Белорусском государственном университете им. В.И.Ленина, философско-экономический факультет, отделение политэкономии, автором была защищена дипломная работа на тему «Феномен военной экономики». Никто не мог и предположить, что ряд положений достаточно посредственной работы могут быть применены как элемент новой мировой финансовой системы. Пути Господни воистину…

 

***********************

Итак, основной тезис вышеупомянутой дипломной работы прост и очевиден: исходя из марксистской теории, результатом труда и капитала не являлось только лишь дуальность «средства производства – предметы потребления», она дополнилась ключевой экономической дефиницией «средство уничтожения (стоимости)». То есть при результате любой деятельности человека экономика всегда имела на выходе т.н. продукцию двойного назначения: и мирный, и военный характер.

В первую очередь, семантика опять диалектической пары «оружие – орудие» говорит за себя, проявляясь в едином лике обсидианового топора, нацеленного равно как на мамонта, так и на человека любого племени/рода. «Средство уничтожения» действительно направлено на уничтожение (случай каннибализма исключение) подобного себе и/или критических условий его существования (жизненное пространство, жилище, средства производства, урожай на корню, скот, запасы продуктов питания, источники воды и т.д.). То есть на выходе сильнейший улучшает свои условия за счет другого человека, слабейшего, путем уничтожения последнего (всегда (sic!) имеющего некую ценность) или захвата его ресурсов угрозами и принуждением оружием.

В первом случае смерть, то есть физическое исчезновение человека и/или части его имущества, приводит к уменьшению совокупной стоимости относительно первоначальной стоимости обеих противоборствующих сторон (уничтожение стоимости в прямом смысле).

Во втором случае, происходит насильственное перераспределение под угрозой физического уничтожения (потенциальное уничтожение, перманентное насилие, соответствующая ответная реакция, продолжение конфликта, смена ролей — атакует обиженный обидчика, и далее цепь перераспределения). Создавать триальность «предметы потребления – средства производства – средства уничтожения (стоимости) автору дипломной работы не удалось, да и времена были не для науки. Надо было топор науки (орудие? оружие?) зарыть или тупым концом направить в бизнес. О времена, о нравы… Сегодня видится это замечательным, ибо 16 лет либерально-экономического романтизма дают превосходную возможность по-другому посмотреть на реальную картину мирового экономического порядка.

************************

Уйдя от очевидной триальности, получаем дуальность, точнее контрадиторность: «мирная стоимость – военная антистоимость». Оружие уничтожает, уменьшает некие ценности, включая ценность человеческой жизни, по умолчанию приоритетную в гуманном обществе. Оружие, либо военная сторона орудия труда, таким образом, является потенциально отрицательной стоимостью, несмотря на внешние проявления классического результата человеческого труда (его можно купить или продать как мирную продукцию, оно всегда есть вещная составляющая +труд +технология (сиречь интеллект)).

Однако не все так просто, конечный результат применения оружия совершенно другой – уничтожение других результатов человеческого труда, человека и его условий существования. Более того, изменение производственного уклада дает интересный эффект: любое оружие имеет в условиях перманентного научно-технического прогресса все менее и менее применимость в мирных целях. Еще можно признать тождественность и универсальность пресловутого каменного топора — мгновенно из орудия добычи он превращался в орудие убийства. Представить же практическое применение в мирных целях стратегического бомбардировщика или атомной подводной лодки за исключением курьезных или экстраординарных случаев (f.ex. эвакуации или просто транспортировки ВИП-персоны или такого же груза) в нормальной системе координат «цена-качество-результат» невозможно.

Вывод: чем дальше мир идет в направлении создания высокотехнологичного оружия, тем менее оно способствует реальному прогрессу человечества, тем менее применимы в повседневной, естественной, мирной жизни человека. Крайне немаловажно: лежащие в основе вооружений технологии, не имеют реальную практическую пользу в мирных целях, удовлетворяющих гуманные цели человека и его насущные потребности. Очень хочется выбить стул и иже подобное из-под апологетов приоритетного развития ВПК именно как технологического движителя прогресса человечества. Однако целью настоящего материала является не развенчание сих апологетов (потом займемся – это тоже нужно), а именно концептуальное построение новой финансовой матрицы.

************

Убыток, амортизация, износ предметов в обороте, списание безнадежной дебиторской задолженности, сторнирование, дисконты, перенос стоимости на будущие (неопределенные) периоды – есть примеры реального применения отрицательной стоимости в экономике. Более того, сама философия балансового метода учета изначально построена на диалектике актив-пассив / дебет-кредит. Итоговый баланс всегда есть разница, вычет, зачет, то есть столкновение положительных и отрицательных чисел. В пассивах убытки обозначаются в скобках, т.е. это есть отрицательные числа при окончательном учете. Таким образом, мы признаем существование отрицательных чисел как средства учета в финансовых системах. Поднимаясь на уровень выше, а именно на диалектическую пару «мирная стоимость – военная антистоимость», можно выдвинуть следующую гипотезу: «финансовые системы, описывающие каждую противоположность диалектической пары, автономны до определенной степени». Этот важный тезис необходимо развернуть для дальнейшего понимания и построения теоретической конструкции, предлагаемой в качестве альтернативы сегодняшней мировой финансовой системе.

Если отталкиваться от некого умозрительного конечного смысла жизнедеятельности человечества на том или ином этапе развития как гуманного общества, где ценность человеческой жизни приоритетна, то насильственная смерть есть акт уменьшения совокупной человеческой ценности, т.е. убийство есть уничтожение стоимости. К этому приравнивается физическое уничтожение критических условий существования человека, могущих привести к его смерти, а также собственно его имущества (некритических условий существования). Оружие/ орудие убийства/ средство уничтожения имеет потребительскую стоимость именно как средство перераспределения иных богатств, ресурсов, условий принадлежащих другим людям или их сообществам (коллективная, государственная собственность).

Войны ХХ века велись за территории, богатые ресурсами либо за перераспределение накопленного богатства государств, корпораций, общин, конфессий. Более 60 млн. человек погибли только в ходе прямых боевых действий или от последствий военных действий, включая обе мировых войны, революции, двусторонние и региональные конфликты. Сколько стоит человеческая жизнь? Извечный вопрос человечества, породившего деньги и через примитивный инструмент, отражающий всего лишь одну из сторон деятельности человека… Сколько было уничтожено дорог, мостов, домов, заводов, фабрик, станков? Сожжено полей, ферм, мельниц? Бесследно исчезло личных вещей и частной собственности? Боюсь, что точных цифр нет, все данные ориентировочны и при этом всем ужасающи.

Человечество продолжает производить материальные ценности для своего воспроизводства и одновременно периодически уничтожает под разными благовидными предлогами не только неодушевленные предметы, но и конечного бенефициара – собственно человека и человечество. И инструментом мальтузианства является именно военно-промышленный комплекс, вооруженные силы и сопутствующая инфраструктура прямого назначения. Уходя от морально-этических аспектов войны и самоуничтожения человечества (не есть предмет исследования в данной работе), констатируем факт наличия постоянно воспроизводимого механизма уничтожения стоимости через специфические средства, не имеющие иного предназначения как уничтожение жизни людей и материальных объектов, порожденных природой и созданных трудом человека.

Кажется, что круг замкнулся: человечество тратит огромные ресурсы на производство средств уничтожения, не применяя их широко в мирное время, оттягивая человеческий потенциал на служение богу войны и фактически выводя совокупность ресурсов из естественного, здорового экономического оборота. Не касаясь в данной работе различных теорий, объясняющих тягу к войне естественной для человечества или объясняющих, что войны это санитары экономических диспропорций, хочется все же придти к некому синергетическому результату, позволяющему решить несколько важнейших вопросов.

А именно: 1. системный кризис капитализма с все более разрушительными циклическими кризисами и исчерпанием потенциала существующей мировой и национальных финансовых систем; 2. балансировка человечества на грани третьей мировой войны за ресурсы, в первую очередь людские, но квалифицированные и качественные; 3. разнонаправленное развитие человечества и его экономической деятельности в том числе.

Не претендуя на лавры первооткрывателя, автор все же настаивает на следующем возможном повороте человеческой истории на данном этапе развития современной цивилизации: введение в мировой финансовый оборот АНТИДЕНЕГ как той же меры учета, хранения, накопления и кредита, то есть всех родовых признаков денег, но в экономике АНТИСТОИМОСТИ. Последняя представляет собой совокупность военно-промышленного комплекса, арсеналов, вооруженных сил и инфраструктуры военного назначения, как в национальном, так и мировом значении. Диалектичность «деньги – реальная экономика» мы заменяем дуальностью «деньги — антиденьги». Увы, человечество уже не загонит в прокрустово ложе 600 трлн. долларов, эмитированной за последние годы, не заставит их быть отражением реальной экономики, оцениваемой экспертами всего лишь в 55 трлн. Им надо дать выход, снежный ком больной финансовой системы не захочет просто так сойти на нет. И самое главное – нельзя дать этой денежной массе возможность спровоцировать третью мировую войну для очередной хирургии диспропорций развития человечества ценой жизни людей.

Если есть дневной дозор, то должен быть и ночной. Ян всегда во взаимосвязи с Инь. Так и деньгам пора подарить настоящие антиденьги как диалектическую пару, оторвав от классических функций отражения хозяйственной деятельности человечества. Если завтра грозит коллапс, война, взаимоуничтожение, то функции денег могут и должны уйти на более низкий, просто технический уровень ради сохранения человечества. А новая сущность денег с появлением антиденег требует более подробного исследования, как со стороны фундаментальных наук, так и использования практического опыта человечества.

****************************

Таким образом, вся совокупность производства и воспроизводства антистоимости (ВПК +арсеналы +ВС + инфраструктура, в дальнейшем антиэкономика, АЭ) выступает в роли базиса эмиссии антиденег в национальном и мировом масштабе. Две экономики, две системы – мы это уже проходили в противостоянии капиталистической и социалистической систем. Сейчас просто другой уровень, то самое пресловутое движение по диалектической спирали. Опыт противостояния бесценен, именно военно-политическое соперничество и привело к величайшей геополитической катастрофе — распаду социалистической системы и СССР. Но негативный опыт всегда позитивен в иных ситуациях.

**************************

Таким образом, противостояние систем мы готовы рассмотреть по принципу Джеймса Бонда: «встряхнуть, но не смешивать». Для этого развернем конфликт не между странами/ системами, а между экономикой и антиэкономикой, т.е. это слои в коктейле каждой национальной экономики. Именно между слоями есть диффузия, они перемешаны и наш анализ затруднен мутностью среды. И все же представим ситуацию покоя, некую статическую фазу, когда слои автономны. Тогда можно аккуратно разделить слои (домохозяйки могут яйца взбить, а могут отделить белок от желтка). Оставляем управляемую диффузию, устанавливаем правила игры и назначаем Сумеречный Дозор. Что же собственно будет в антиэкономике принципиально иного, нежели чем в экономике? Практически ничего, не считая базиса эмиссии, т.е. антиэкономика — ВПК + арсеналы + ВС + военная инфраструктура. И некого изначального обменного курса, чтобы горячие необеспеченные деньги можно было обменять на антиденьги, характер обращения и принцип организации монетарной системы практически идентичен денежному. Только на первоначальном этапе и курс, и доходность инструментов должна быть интереснее, нежели чем в денежном обороте. Вопрос вопросов: что же делать поставщика ресурсов из экономики в антиэкономику? Накоплен огромный опыт клиринга, СЭВ, внешняя торговля за СКВ и последующая конвертация во внутреннюю валюту (в нашем случае антиденьги). У поставщика всегда есть выбор – кстати, чрезвычайно важный с точки зрения гуманитарного выбора развития человечества – кому и за что продавать свой ресурс (сырье, рабочая сила, технологии, интеллект и т.п.).

Кстати, черный рынок появится, будет однозначно. Всегда найдутся те, кто помимо легальной процедуры, поднадзорной Сумеречному Дозору, захотят заработать на конвертации антиденег в деньги и наоборот. Но их роль будет незначительной, при условии правильного построения функционирования обеих систем и их взаимодействия. Самое главное, что мы оставляем возможность зарабатывать, получать инвесторам прибыль и при необходимости вывести её за пределы антиэкономики. Главное – люди работают на предприятиях и все равно получают деньги. Антиденьги есть расчетное, кредитное и доходное (спекулятивное в том числе) средство. Но на уровне фактора производства «труд» расчет идет деньгами, ибо антиденег на потребительском рынке и вообще в мирной экономике не существует.

На уровне факторов «капитал» и «технологии/ интеллект» идет расчет антиденьгами или ценными бумагами, номинированными в антиденьгах. Так что конвертация всегда будет, но управляемая. С другой стороны, все есть в антиэкономике: производство, банки, биржа, ценные бумаги, регуляторы, международный рынок, конвертация в другие антиденьги. Предполагается, что национальных антиденег будет немного: реальных производителей средств уничтожения и мощных милитаристских кластеров действительно наперечет. Не будем же мы отстраивать с нуля финансовую систему на мизерной базе производства оружия или малочисленной легковооруженной армии. Возможно, удастся отстроить систему с моновалютой, но пока за пределами понимания представить в одной лодке Boeing и ОАК, с другой стороны, они мирно сосуществуют на оружейных выставках. Так что шанс есть.

Пока берем условную национальную экономику, и, повторюсь, аккуратно отделяем мирное от военного. Начнем с бюджетных средств, ибо они есть первоисточник движения для субъектов антиэкономики и будущих держателей ценных бумаг, номинированных в АД. Изначально Центральный банк страны эмитирует антиденьги под финансирование соответствующих статей бюджета. Держатель активов АД – государство эмитирует облигации, исходя из оценочной стоимости антиэкономики. Исходя из курса один к одному. Все же стоит так или иначе, идет по балансам, когда-то приобретено, амортизировано, переоценено. От патрона до атомной подводной лодки. И это будет базой для эмиссии, это будет работать, обслуживаясь финансовой системой, функционирующей уже на других принципах. Шок производителей и их поставщиков на первом этапе будет, в любом реформировании страшен первый этап непонимания и сопротивления реформам. Зато появление мощной базы эмиссии антиденег и ценных бумаг, номинированных в АД, дает возможность привлечь избыточную денежную массу свободных и горячих денег и последовательно очистить экономику от непроизводительных трат (читай: вывода ресурсов в омертвление).

Для этого есть все: бюджет (монопсония в этом случае есть плюс!), есть рентабельность производителей, военные базы, склады оружия, боеприпасов, подрядчики, и, главное, экспорт вооружений. В последнем случае возникает коллизия: продавать за иностранные деньги или иностранные антиденьги? Если переход по принципу Дж. Бонда относительно синхронен в основных странах, имеющих мощные составляющие антиэкономики, особенно с учетом небольшого количества видов антиденег (просто по синтетическому списку основных производителей вооружений и держателей больших армий мы можем получить в крупные эмитенты даже Северную Корею (sic!)), то ответ очевиден: антиденьги становятся реальным инструментом. Понятно, что людям надо платить реальными деньгами, каждый человек есть ценность мирной экономики, центр гуманистической цивилизации, он тратит деньги на продукты, одежду, жилье и т.д. Соответственно, механизм конвертации АД на Д (диффузия) будет, но он прозрачен. Есть энное количество людей, занятых в антиэкономике, есть их уровень потребления – все давно подсчитано и рассчитано. Более того, эта статья расходов наименьшая и относительно стабильная! Гениям в ВПК и КБ за интеллект все равно будем платить антиденьгами, плата за интеллект, свыше физиологического, но достойного уровня, пусть идет на фондовый рынок АЭ. Пусть сверхдоход за орудия убийства не растворяется в мирной жизни, пусть плата за злой гений будет платой, но не рядом с гениальным врачом или талантливым инженером в мирной отрасли. Поставщик одной и той же продукции (сырья/ полуфабрикатов) может получить деньги, если поставляет предприятиям мирной экономики, а может и антиденьги от предприятия ВПК или воинской части.

Есть выбор: оставить в обороте антиденьги, либо вступать в процесс получения ресурса/ изначального сырья через обмен антиденег на деньги. Иной вариант: квотирование ресурса, роль государства в этом никто не отменял. Всегда был военный госзаказ и он будет. Усложнение системы (Антиденьги! Что с ними делать?) отпугнет часть поставщиков рыночного толка, но основная масса не уйдет, им просто некуда. А иных не отпустим, механизмы во ВСЕХ военно-промышленных комплексах имеют мощную административную, принудительную составляющую. Заказчик, как правило, государство, о частных армиях разговор отдельный. И тем более о незаконной торговле оружием, бандформированиях, армиях наркомафии и других уродливых проявлениях современной цивилизации. Понятно, что для инвесторов в АД-бумаги, очень важны те же критерии, что и на рынках Д-бумаг: надежность, доходность, возможность вывода с рынка капитала и заработанного, планирование и т.д.

Естественно, армия сама по себе не дает дохода в мирное время, если предприятие ВПК как-то выдает продукцию на гора, то все остальное вроде как и балласт. Раз нет дохода, то можно ли говорить об эмиссии АД- бумаг? Можно, так как именно под конкретную численность вооруженных сил, соответствующие им арсеналы и инфраструктуру, выделяются бюджетные средства. На бюджет ложится нагрузка за обслуживание военных процентов, т.е. процентов по АД – бумагам. Так как эмитент в любом случае государство, то вопрос в принципе снимается. Второй источник покрытия процентов по АД — бумагам: доход по экспорту вооружений в иностранных АД, либо на переходном этапе, даже и в деньгах, скажем, по экспортной сделке с некой небольшой страной, не имеющей системы антиэкономики в полном смысле, но периодически покупающей вооружение. Впрочем, это детали. Самое главное, что проценты на обслуживание закладываются в бюджет, а более современные и мощные вооруженные силы обеспечивают обращение АД — бумаг. Как же считать металл, энергию и все остальное, необходимое для производства вооружений, если это берется из ресурсов мирной экономики? Продаст ли электричество энергетическая компания, потратившая на генерацию деньги, и получившая взамен антиденьги? Захочет ли она получать антиденьги вообще?

Есть три варианта: 1. как есть, пусть поставщики/ энергетики конвертируют необходимые суммы через легальный механизм диффузии между финансовыми системами, либо антиденьгами осуществляют все необходимые платежи – рентные и налоговые, включая и те платежи, которые должны были бы платить деньгами; 2. они получают квоту на изначальный ресурс/источник из бюджета на безденежной основе, исходя из планового расхода ресурса/ источника на нужды антиэкономики; 3. цепочка стоимости антиденег непрерывна, ресурс исчезает физически и в отражении финансовом – ни за деньги, ни за антиденьги.

Это собственно аннигиляция, реальное столкновение противоположностей и их взаимоуничтожение. Ресурс ушел в антиэкономику и перестал существовать для экономики. Finita la comedia. То есть на уровне превращения даров природы (углеводородов, гидроресурсов, руды, воды, радиоактивных элементов, естественного тепла и солнечной энергии) идет чистая потеря стоимости собственно продуктов природы. Для бюджета также исчезает природная рента, налоги по добыче и использованию и т.д. Остается лишь то, что мы называем добавленной стоимостью, созданной трудом, капиталом и интеллектом при производстве энергии, а это уже и налогами облагается, и в антиэкономике ценность имеет, потому что антиденьгами номинировано. Транспорт также попадает в двойное назначение: без разницы, что перевозить на платформе – танк или экскаватор. Однако перевозчик все равно будет получать за транспортные услуги АД. Также возможен варианты уплаты налогов в бюджет, в том числе, и за мирное использование (все равно на следующий бюджетный период надо закладывать расходы на антиэкономику), либо опять же обоснованная и строго нормированная диффузия в деньги. К вопросу по учету, нормам, плановым расходам и т.п.

Ответ прост: если при социализме без вычислительной техники умудрялись худо-бедно балансы народнохозяйственные сводить, то при современном уровне развития техники и технологий, особенно с возможностями суперкомпьютеров, вполне можно считать, по крайней мере, диффузию и точки пересечения обеих экономик. К вопросу секретных технологий и закрытых исследований. Как велись, так и будут вестись. Геополитику никто не отменял, более того, антиэкономика подразумевает и антагонизм, рынок вооружений, раздел сфер влияния, конфликты локального характера, собственно глобальное противостояние одних против других. Так что эта сфера в любом случае остается закрытой для всех до момента запуска в серию новых вооружений и уже имеющих свою антистоимость как для внутреннего потребления вооруженными силами или на международном рынке вооружений.

 

К. Рахимов Ноябрь 2008.

P.S. Тематика требует дальнейшего раскрытия в рамках деятельности той или иной экспертной группы.

Статьи и книги по теме:

Посмотреть все записи с меткой: