СЭЗ в Согдийской области -концепция по созданию ТЛЦ в Ферганской долине (приложения к отчету)

Региональный проект USAID по либерализации торговли и таможенной реформе (RTLC)


А. Данков, С. Брагин, Г. Кошлаков, К.Рахимов, М.Тураева, Ю.Шевцов

 

Приложения к отчету по исследованию:

«СВОБОДНАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЗОНА В СОГДИЙСКОЙ ОБЛАСТИ
– КОНЦЕПЦИЯ ПО СОЗДАНИЮ ТРАНСПОРТНО-ЛОГИСТИЧЕСКОГО ЦЕНТРА
В ФЕРГАНСКОЙ ДОЛИНЕ»


Душанбе/Минск/ Алматы
Июнь 2010 – февраль 2011

 

(скачать полную версию, pdf 1.2 МБ)

 

Приложение №1

«Историко-экономический анализ развития региона»

Досоветский период.

Худжанд, будучи расположенным на границе между оседлым миром и миром кочевников (Древними Ираном и Тураном), со времен своего основания в VII в. до н. э. выполнял роль северо-восточного форпоста Большого Ирана и достаточно крупного транзитного (перевалочного) центра, как на локальном, так и на региональном уровне.

С формированием в I в. до н. э. Великого Шелкового пути Худжанд занял свое место системе трансконтинентальных торговых путей. В истории Ферганской долины всегда большую роль играли ее юго-западные и южные связи с древнеземледельческими регионами, в первую очередь с Согдом, а через них – с Индией, Персией и ближневосточными странами. Особое место занимали постоянные контакты с северными и северо-западными кочевыми соседями. И, конечно, ферганцы находились в тесном контакте с народами Восточного Туркестана через перевалы Ферганского хребта.

Арабские географы X-XI вв., описывая Трансконтинентальную дорогу, которая проходила через Ферганскую долину, упоминают следующие города: Худжанд, Пап (Баб), Ахсикент (сейчас – Фергана), Куба (Кува), Уш (Ош), Узканд (Узген). Торговые караваны, идущие из Индии, Персии и стран Ближнего Востока через Самарканд, попадали в Худжанд. И оттуда дальше на Восток дорога шла по двум направлениям. Одна шла из Худжанда через Канибадам, Сох, Риштан, Маргелан, Куву, Ош, Узген, Атбаш, перевал Терекдаван и направлялась в сторону Китая; по второй дороге из Худжанда можно было попасть в Ахсикент (нынешняя Фергана). И оттуда дорога шла по двум направлениям: одна шла в Узген, другая из Ахсикента (Ферганы) направлялась на юг и в Куве соединялась с южной дорогой. Из Худжанда в Ахсикент (Фергану) можно было попасть и через нынешний Коканд. В XI-XII вв. в связи с развитием горнорудной промышленности в Сох-Хайдарканском регионе, южная ветвь Великого Шелкового пути, которая проходила через «Худжанд – Риштан – Маргелан – Куву – Ош – Узген», пошла через «Сох – Хайдаркан – Кадамжай – Водил» и в Маргелане объединилась с северной дорогой. Средоточием оптовой торговли на торговых путях были караван-сараи. В них складывали привозные товары для перепродажи, помещались конторы и представительства разных фирм. Сараи часто служили номерами для приезжих, в них принимали клиентов лекари (табибы), менялы (саррофы) и ростовщики. Все лучшие кирпичные караван-сараи располагались в центре города вдоль базаров. Но в экономической жизни, например, в торговле хлопком, весьма значимыми становились иногда и более неприглядные на вид деревянные сараи на окраинах.

В товарообмене между Востоком и Западом товары шли в основном с востока на запад. Покупательская способность европейцев была нестабильной, поэтому торговля сильно зависела от политической и экономической ситуации в Европе. Примечательно, что в период функционирования Великого Шелкового пути вся материальная (караван-сараи, базарная торговля, склады и т.д.) и финансовая (обмен денег, кредитные операции) инфраструктура на пространстве от Персии до Китая принадлежала персоязычным купцам (согдийцам), а вот караванами руководили представители тюркоязычных народов. С востока на запад шли такие товары как шелк, железо, никель, меха, чай, бумагу, порох; на восток – везли шерстяные ткани, ковры, украшения, лазурит и породистых лошадей.

Интересно, что постепенно Зеравшанская и Ферганская долина превратились из регионов-транзитеров шелка из Китая в Европу в крупных производителей шелковой ткани. По данным археологии в X-XIII вв. в Западной Европе 45% шелковых тканей были из Центральной Азии, 35% — из Византийской империи и только 20% — из Китая.

К сожалению, после открытия португальцами морского пути из Европы в Индию и Китай Великий Шелковый путь потерял свое значение. В конце XVI в. трансконтинентальная караванная торговля сошла на нет, хотя по линии «Центральная Азия – Китай» она просуществовала до конца XVII в. и окончательно замерла в лишь начале XVIII в. Глобальные изменения не могли не сказаться на Худжанде, который перестал быть глобальным транзитным торговым городом.

Если говорить о более обозримом историческом прошлом, то необходимо отметить следующее. Политический и экономический центр Ферганской долины с момента создания в начале XVIII в. Кокандского ханства тяготел к ее западной части (ныне частично входящей в состав Согдийской области Таджикистана), которая была тесно связана с развитыми и богатыми регионами Самарканда, Бухары и Хивы. Плотность населения была здесь несколько выше, к тому же крупнейшие города ханства Коканд и Худжанд располагались именно на западе. Можно даже говорить о существовании некоего противостояния западных районов долины, более ориентированных на «сартский» образ жизни, и восточных районов, тесно связанных с кочевой периферией. Это, например, нашло свое отражение в период политической нестабильности в ханстве в середине XIX в., когда город Ош как один из окраинных городов Кокандского ханства, окруженный «неспокойными» кыргызскими родами и племенами, неоднократно становился центром движения, направленного против центральной власти. Здесь же и недовольные ханской властью претенденты на престол искали поддержки и убежища.

В связи с прекращением масштабной караванной торговли стран Центральной Азии с Китаем в первой половине XVIII в. Худжанд потерял свое былое значение как достаточно крупный центр трансконтинентальной транзитной торговли, однако сохранил свои позиции на локальном уровне по маршрутам «Бухара – Самарканд – Худжанд – Коканд – Ош – Кашгар» и «Туркестан – Ташкент – Худжанд – Коканд – Ош – Кашгар». Поэтому борьба за контроль над Худжандом, который находился на перекрестке путей, соединявших Ташкентский оазис, Зеравшанскую и Ферганскую долины, была одним из важнейших элементов взаимоотношений Бухарского эмирата и Кокандского ханства на протяжении XVIII – XIX вв. Именно из-за его стратегического значения сразу после захвата Ташкента русские войска в 1866 г. заняли Худжанд, стремясь прервать сообщение между Бухарой и Кокандом, тем более, что в период расцвета Кокандского ханства в первой половине XIX в. он был третьим по величине торговым и ремесленным городом страны после Ташкента и Коканда, и пятым (после Бухары, Ташкента, Коканда и Карши) в регионе.

Система торговых путей в Центральной Азии в середине XIX в. накануне присоединения к Российской империи состояла из следующих элементов. В центре всей системы располагалась Бухара – крупнейший торгово-ремесленный центр с населением более 60 тыс. чел., в который сходились основные торговые караванные пути из России, Персии, Афганистана, Индии и Китая.

Столичный статус, высокая плотность населения, развитое ремесло и торговля и, как следует, более высокий уровень жизни и покупательская способность ориентировали этот город как на внешний (крупные оптовые сделки в караван-сараях, которых в городе было более 30, покупка предметов роскоши и т.д.), так и на местный (большие специализированные и неспециализированные базары) рынки.

Далее шли торгово-ремесленные центры, которые ориентировались на транзитную торговлю с Россией, Персией, Афганистаном и Китаем и приграничную торговлю с кочевыми народами на границе оседлого и кочевого населения. Крупнейшим из таких центров являлся Ташкент, в гораздо меньшей степени подобными центрами являлись Хива и Ош. Для этих городов была характерна сезонность торговли, наличие крупных открытых сезонных рынков, а среди продаваемых товаров – значительное количество скота, продукции кочевого хозяйства и рабов.

Также необходимо отметить наличие крупных торгово-ремесленных центров, которые ориентировались в основном на местные рынки и в которых располагались большие специализированные и неспециализированные базары, служившие центрами розничной торговли для населения окрестностей (Коканд). Для них была характерна постоянная торговля на больших крытых базарах, при достаточно емком местном рынке (высокая плотность и покупательная способность населения). В то же время в этих городах была менее развитая систем караван-сараев. Например, в Коканде было меньше караван-сараев, чем в Худжанде или Карши, и гораздо меньше, чем в Бухаре или Ташкенте, зато рынки не уступали по размерам бухарским.

Наконец, ещё одним важным элементом являлись крупные перевалочные центры, которые стояли на перекрестках крупных торговых путей и являлись «логистическими» центрами с развитой системой караван-сараев и перевалочной оптовой торговли в меньшей степени ориентированными на местный рынок (небольшие базары местного уровня). К ним можно отнести Худжанд и Карши.

Остальные города играли роль либо простых транзитных пунктов, где караваны устраивали привалы, отдыхали или переправлялись через реки (Чарджоу, Керки, Джизак), либо роль административных центров, где существовали один-два базара, ориентированных исключительно на местный рынок в радиусе 20-25 км. (Шахрисябз, Самарканд, Наманган, Андижан). Кроме этого на торговых путях стояли десятки рабатов для отдыха и питания караванщиков.

Внешняя торговля в Кокандском ханстве была развита меньше, чем у соседей, что объясняется сложными условиями транспортной доступности. Связь с внешним миром осуществлялась по трем дорогам, две из которых «Наманган – Ташкент» и «Ош – Кашгар» проходили через горные перевалы и были очень опасными. Единственным надежным путем был маршрут «Коканд – Худжанд» с выходом на Самарканд и Ташкент. Большинство караванов из Бухары и Ташкента в Коканд проходили именно через Худжанд.

Торговля с соседями (Бухарой и Хивой) была развита достаточно слабо, это объясняется тем, что структура экономики этих государств была сходной, и они мало, что могли предложить друг другу. Лидером на рынке стран Центральной Азии, в том числе и Коканда, в первой половине XIX в. стала Российская империя. Худжанд всегда был городом с преимущественно таджикским (иранским) населением – об этом упоминают древние источники и европейские путешественники в XVIII-XIX вв., об этом говорит царская и советская статистика. К тому же город и его окрестности для Центральной Азии всегда были достаточно высоко урбанизированной территорией. В конце XIX в. в Худжандском уезде Самаркандской области 28% населения жило в городах – по тем временам цифра достаточно приличная, больше уровень урбанизации в Туркестанском генерал-губернаторстве был только в Ташкентском уезде Семиреченской области (34,6%). Для сравнения: доля городского населения в Кокандском и Андижанском уездах Ферганской области была 22 % и 27% соответственно.

 

Советский период.

Новая страница в жизни Худжанда наступила лишь после установления в Центральной Азии советской власти. Роль Худжанда в политической и экономической жизни региона вновь возросла после так называемого национально-территориального размежевания в Центральной Азии после образования автономной республики, а позднее и самостоятельной Таджикской ССР в составе Советского Союза. В состав нового административно-территориального образования вошли не самые развитые части бывшего Бухарского эмирата (Восточная Бухара (Гиссар)) и Российской империи (Памир). Поэтому Худжанд, переименованный в 1936 г. в Ленинабад, который во времена Российской империи являлся уездным городом, и где в то время были открыты первые европейский школы для местного населения, стал кузницей кадров для новой таджикской элиты. Как самостоятельный регион Согдийская (Ленинабадская) область была образована 27 октября 1939 г.

Ленинабадская область богата природными ресурсами, в первую очередь, цветными металлами (ртуть, свинец, серебро, золото, уран) и топливом (каменный и бурый уголь). Поэтому, начиная с 40-х гг. XX в. в области начала формироваться мощная промышленная база, опирающаяся на такие малые индустриальные города и поселки городского типа как Чкаловск, Гафуров, Кайраккум, Исфара и другие. В послевоенный период Ленинабад превратился в крупнейший после Душанбе промышленный и культурный центр Таджикистана. Промышленность города стала многоотраслевой, оснащенной передовой отечественной и зарубежной техникой, в городе действовал шёлкокомбинат – одно из крупнейших предприятий республики. Кроме этого Ленинабадская область была важнейшим пунктом транзита грузов в Ферганскую долину. Через регион проходила (и проходит) единственная железнодорожная ветка, связывающая долину с внешним миром, автодорога «Бухара – Андижан», ветка газопровода и высоковольтная линия электропередач.

Максимальный уровень развития региона был достигнут в середине 80-х гг. XX в., когда Ленинабадская область представляла собой достаточно развитый аграрно-индустриальный регион, с опорой на хлопководство, добывающую промышленность и цветную металлургию, тесно интегрированный в экономическую систему СССР и играющий важную роль в транзите грузов в Ферганскую долину. Представители ленинабадской элиты долгое время занимали лидирующие позиции во властных структурах Таджикской ССР.

В целом экономика Таджикистана в советское время претерпела значительные изменения. Период нахождения Таджикистана в составе СССР характеризовался достаточно интенсивным экономическим ростом. За 1924-1991 гг. он превратился в аграрно-индустриальный регион, имеющий разнообразный хозяйственный облик.

Ориентируясь на наличие в Таджикистане таких природных ресурсов, как полезные ископаемые, водные потоки, высокая солнечная радиация, в сочетании с плодородными почвами и, самое главное, избыточные трудовые ресурсы, централизованное планирование определило главные векторы экономики республики: создание трудоемких производств, генерирующих мощностей в гидроэнергетике и на их базе — электроемких предприятий. Гораздо меньшее значение придавалось развитию наукоемких отраслей, сложного машиностроения, электротехники, радиомеханики, электроники. Как правило, предпочитали размещать хозяйствующие субъекты такого рода на западе СССР, где априори предполагалось наличие высококвалифицированных кадров ИТР и рабочих. Как показал многолетний опыт, такая точка зрения в большинстве случаев оказывалась ошибочной: не только рабочих, но и инженеров приходилось привозить со стороны (например, завод ВЭФ в Риге, камвольный комбинат в Огре, Латвия). Экономика же восточных районов оказывалась искривленной. Исправлению баланса способствовала в большой степени эвакуация российских заводов и фабрик за Урал и в Среднюю Азию во время ВОВ. Только в 70-80-е гг. положение несколько изменилось, прежде всего, в связи с созданием Южно-Таджикского территориально-производственного комплекса (ЮТТПК).

Модернизация аграрной составляющей экономики Таджикистана в советский период было связано, главным образом, с освоением Вахшской долины в 30-е гг. прошлого века, которое осуществлялось с целью «создания хлопковой независимости СССР», и несколько меньших, но тоже значительных по площади земельных массивов на юге (Оби-Киикская долина, Дангаринская степь) и севере (Аштский, Кизилинский массивы) в 60-80-е гг. Мелиорация и ирригация, проводившиеся по союзному плану, позволили увеличить здесь производство хлопчатника, особенно наиболее ценных тонковолокнистых сортов. Оговоримся сразу, что освоение земель на юге и юго-западе Таджикистана стало в это время возможным в результате создания Нурекского гидроузла (ГЭС и водохранилище), ставшего, по удачному выражению СМИ, «сердцем ЮТТПК».

Производство хлопка-сырца и соответственно хлопка-волокна, а также семян (хлопкового масла), линта и других производных в 70-80-е гг. росло. Средний валовой сбор хлопка в 80-е гг. составлял 810-950 тыс. тонн, а в 1980 г. был установлен своеобразный рекорд — собрано 1010 тыс. тонн и произведено более 300 тыс. тонн хлопка-волокна. Подчеркнем, что хлопок и его производные по праву занимали ведущее место в аграрном комплексе республики прежде всего в связи с уникальными природными условиями, которые необходимы для выращивания этой теплолюбивой технической культуры. В общей хозяйственной системе СССР среднеазиатские республики были единственными, кто поставлял сырьевые ресурсы для текстильных предприятий России, Украины, Белоруссии и других субъектов, где функционировали фабрики и комбинаты, выпускающие хлопчатобумажную пряжу и ткани. Для собственной текстильной промышленности в Таджикистане направлялось 10- 12% готового объема хлопка-волокна.

В результате трансформационного спада, происшедшего после распада СССР, резко снизилась урожайность хлопчатника (до 17 центнеров с гектара «на круг») и общее производство его уменьшилось более чем в 2 раза. Из рентабельной сельскохозяйственной культуры хлопок превратился в убыточную.

Второй по объему валовой продукции составляющей в сельском хозяйстве республики следует назвать производство овощей и фруктов. Из номенклатуры выращиваемых в Таджикистане продуктов по объемам выделялись томаты и абрикос. Они являлись основой развития консервных предприятий, большая часть продукции которых поставлялась (терминология советского периода, в которой не было места слову «продавалась») в отдаленные районы Сибири, Дальнего Востока и Крайнего Севера СССР. Значительное количество плодов и овощей должно было вывозиться в соответствии с планом «союзных поставок» в свежем виде.

Говоря о развитии сельскохозяйственного производства в Советском Таджикистане, нельзя не упомянуть о трех несомненных достижениях, явившихся результатом позитивной деятельности партийного и хозяйственного руководства республики 60-80-х гг. и связанных, прежде всего, с именем Дж. Расулова, который на протяжении двадцати одного года возглавлял ЦК КП Таджикской ССР. К ним следует отнести:

  • освоение значительных площадей в горной местности Центрального Таджикистана (Гармская, ныне Раштская, группа районов) под посевы картофеля с использованием малых и временных водохранилищ для разовых поливов. Урожайность этой культуры «на круг» достигала 270 ц/га, а валовой сбор позволял отказаться от значительной части завоза продовольственного картофеля из западных районов СССР и Польши. Заметим, что объем таких поставок достигал 200 и более тыс. тонн;
  • внедрение «склонового» виноградарства с применением агротехнического приема, называемого на малообеспеченных богарных землях в адырной зоне «плантаж». В благоприятные годы урожайность таких плантаций достигала 120-130 ц/га, принося значительную прибыль хозяйствам. Урожайность культивируемых здесь ранее зерновых была мизерной, с трудом превышала 5 ц/га и определяла постоянную убыточность;
  • интенсивное развитие в зоне сухих субтропиков (Вахшская долина) цитрусоводства с использованием траншейного способа выращивания гибридных сортов лимонов, которое оказалось в то время весьма экономически выгодным. Такая ситуация сохраняется и сегодня.
  • определенные успехи в такой специфической отрасли, как производство натуральных шелковых нитей с помощью тутового шелкопряда.

Говоря об индустриальном развитии страны, следует упомянуть о количественном и качественном росте отраслей, входящих в агропромышленный комплекс (АПК). За годы советской власти в республике были построены десятки хлопкоочистительных заводов, оснащенных пильными и валичными джинами. Они располагались в зонах, где расположены хлопковые плантации, и являлись групповыми центрами переработки сырья. Отметим достаточно высокое качество выпускаемой ими продукции: на хлопок-волокно, поставляемое по внутрисоюзному и зарубежному экспорту, в 60-80-е гг. отсутствовали какие-либо рекламации, что было следствием хорошего уровня агротехники с одной стороны и налаженного технологического процесса очистки хлопка-сырца — с другой. Заметим, что, как и в других промышленных отраслях и подотраслях, присутствовала тенденция организации крупных и очень крупных производств. Мощности хлопкоочистительных заводов достигали 30 и более тыс. тонн хлопка-сырца в год. Последнее обуславливало необходимость создания пунктов накопления, складирования и долговременного хранения значительных количеств хлопка-сырца (хлопкопункты, бунты и т.д.), что приводило к дополнительным затратам сил и средств, а также к повышенным требованиям к пожарной безопасности, т.к. хлопок-сырец при повышенной влажности самовозгорается.

Следует сказать, что в советское время отдавалось предпочтение строительству предприятий-гигантов. Определяющим фактором такого планирования было стремление максимально снизить удельные капитальные затраты, т.к. новые мощности создавались за счет госбюджетных средств. В целом, это привело, как известно, к практическому «вымыванию» из структуры промышленного производства малых и средних предприятий, которые во многих развитых странах являются основным «вкладчиком» в ВВП. Сказанное в полной мере относится к Таджикистану, где создание крупных хозяйствующих субъектов аргументировалось, прежде всего, формальным наличием «свободных» трудовых ресурсов, значительную часть которых составляли многодетные матери. Привлечение их в сферу общественного производства представляется весьма проблематичным, а в социальных условиях республики — часто просто невозможным.

Значительные мощности были созданы в составе АПК по переработке плодов и овощей. На территории Таджикистана располагались крупные консервные комбинаты (гг. Исфара, Худжанд, Пенджикент, Душанбе, Курган-Тюбе и др.), которые производили в год до 284 млн. условных банок (1991 г.) консервированных плодов. Особе место в ассортименте продукции занимали абрикосовые компоты, томатная паста и томатный сок, которые пользовались большим спросом в отдаленных районах севера и востока СССР, а также за рубежом. Высоким качеством характеризовались сухофрукты — сушеный абрикос, изюм, в том числе и производимые в заводских условиях.В отличие от многих хлопкопроизводящих стран, в Таджикистане большая часть семян хлопчатника используется для производства пищевого растительного масла. Высокая масличность семян таджикского хлопка (более 17% «на круг») позволяла выпускать более 76 тыс. тонн такого масла, в большей части рафинированного и дезодорированного, имеющего широкое применение в Центральной Азии и за ее пределами. Крупные масложировые комбинаты располагались в Душанбе и Худжанде. Кроме растительного масла они производили другую продукцию, в том числе — маргарин.

Промышленной переработке подвергалось также цельное молоко, из которого в заводских условиях производилась вся гамма кисломолочной продукции и сливочное масло. Молочный комбинат в г. Душанбе обладал мощностью для переработки 200 тыс. тонн молока в сутки. В составе АПК находились мельничные предприятия с элеваторными хранилищами (Душанбе, Худжанд, Нау, Колхозабад и др.), а также заводы по выпечке разнообразной хлебобулочной продукции. Основой развития экономики и, прежде всего, промышленного блока является энергетическая база. Обладая исключительно высоким гидроэнергетическим потенциалом, Таджикистан до 1976 г. имел генерирующие мощности, обеспечивающие годовую выработку не более 4,6 млрд. кВт часов. Говорить о серьезном промышленном развитии не приходилось. Только с сооружением Нурекской ГЭС с установленной мощностью 2,7 тыс. мегаватт, последний агрегат которой вступил в строй в 1976 г., ситуация коренным образом изменилась. К 1991 г. суммарная ежегодная выработка электроэнергии достигла 17,6 млрд. квт. час.


Анарбаев А.А. Средневековая Фергана на перекрестке трансконтинентальной дороги. // Диалог цивилизаций. Развитие государственности в условиях взаимодействия кочевых обществ и оседлых оазисов в зоне Великого Шелкового пути. Сборник научных статей. Вып. 2. URL: http://khaidarkan.narod.ru/arhivy_foto/Kadam_Forum/SITEISTOK_index.htm

Там же.

На среднеазиатских трассах Великого шёлкового пути. Очерки истории и культуры. Т.: Фан, 1990. С.98

Торговля Западной Европы и стран Ближнего и Среднего Востока в X-XIII вв. (по материалам археологических раскопок). М. 1977. С. 89.

Оседлый образ жизни, тесно связанный с земледелием и торговлей, с высокоразвитой городской культурой.

Вамбери А. Путешествие по Средней Азии. URL: http://lib.ru/HISTORY/WAMBERI/azia1867.txt

См. Вамбери А. Путешествие по Средней Азии. URL: http://lib.ru/HISTORY/WAMBERI/azia1867.txt, Результаты первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г.; Результаты Всесоюзной переписи населения 1926 года, Результаты Всесоюзной переписи населения 1939 года, Результаты Всесоюзной переписи населения 1959 года, Результаты Всесоюзной переписи населения 1970 года, Результаты Всесоюзной переписи населения 1979 года. URL: http://www.demoscope.ru/weekly/pril.php

Рассчитано по: Результаты первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г. URL: http://www.demoscope.ru/weekly/pril.php

Кошлаков Г.В., Тураева М.О., Майтдинова Г.М. Экономические интересы России в Таджикистане: риски и возможности, РТСУ. – Душанбе, 2009. – С. 49-107.

Статьи и книги по теме:

Посмотреть все записи с меткой: