Казнить нельзя помиловать, или — почему евразийская интеграция буксует по курсу Зюйд-Ост

 

Данный материал отчасти построен на тезисах несостоявшегося доклада автора на парламентских слушаниях в Жогорку Кенеше Кыргызской Республики (КР) по вопросу обсуждения Дорожной карты (ДК) по вступлению КР в Таможенный Союз (ТС).

 

Нам необходимо посмотреть на проблему под разными углами и, самое главное, с разных позиций. То есть при обсуждении потенциального вступления Киргизии и Таджикистана в Таможенный Союз РФ/РК/РБ страны-кандидаты почему-то не говорят о рисках своего вступления для участников ТС, а только обсуждают свои выгоды и проигрыши без комплексной оценки обоюдного влияния.

Особенно интересно наблюдать дискуссии в Кыргызстане – «островке демократии», как его любил называть Аскар Акаев. В общем-то вполне нормально, когда экспертное сообщество и истеблишмент оценивают свои локальные риски и выигрыши. Другое дело, что многих и многих насторожил факт закрытого обсуждения так называемой Дорожной карты по вступлению КР в ТС.

В моем понимании ДК КР ТС ущербна изначально, так как писалась в стиле «писем из Простоквашино», когда мальчик со странным именем дядя Федор описывал свое пребывание в деревне, а письмо продолжили не менее странные кот и пес – Матроскин и Шарик соответственно. То есть проблемы кота и собаки продолжили текст мальчика и, естественно, это ввергло в шок читателей письма. В данном случае есть несколько принципиальных ошибок при подготовке столь серьезного документа, который должен быть одобрен киргизской стороной в конце мая. Первая – документ не носит характер концептуальный, в нем много избыточной информации и ссылок на законодательство и НПА. Вторая ошибка – наиглавнейший вопрос делимитации и демаркации границ КР с сопредельными Узбекистаном и Таджикистаном отодвинут каким-то …надцатым пунктом! То есть это либо злой умысел, либо глубочайшее недомыслие и непонимание истинной картины мира в Средней Азии! Отсутствие полноценно администрируемой границы Киргизии просто-напросто дезавуирует саму идею Таможенного Союза! Как можно говорить о Таможенном Союзе при наличии огромной пограничной дыры и спорных территорий! Пока не будет проведена полноценная делимитация и демаркация границ КР с сопредельными странами, которые пока не вступают в те или иные интеграционные объединения по курсу норд-вест, говорить о таможенном администрировании на юге Киргизии глупо и преступно.

Возникает ощущение, что кураторы с российской стороны, а именно Шувалов, Бельянинов, Валовая и другие персоны просто хотят выполнить поручение Путина, не оценивая всех рисков для России и Казахстана. Волка сложно сделать вегетарианцем, как ни уговаривай. Киргизские элиты привыкли мыслить короткими и понятными им промежутками времени, а также конкретными бюджетами потенциального распила. В данном случае есть еще один важный момент, плохо понимаемый в Москве и Астане. Благие намерения и романтизм президента КР Атамбаева может обернутся для него и оборотной стороной, а именно детонацией третьей революции в Кыргызстане. А это возможно и в случае не-вступления, и в случае вступления КР в ТС. Причем вступление более чревато в этом случае без учёта всех аспектов социально-экономического дисбаланса. Третья ошибка – Киргизию надо готовить к бенчмарку не Таможенного Союза, а к требованиям будущего Единого Экономического Пространства, иначе она будет вечным аутсайдером в гонке евразийской интеграции. Особенно это важно в двух аспектах:

1) КР является парламентской республикой и все процедуры вхождения в какие-либо интеграционные объединения и тем более внесение изменений в действующее законодательство требует очень больших затрат нервов, времени и, конечно же, денежных средств;

2) вступление Казахстана и Беларуси в ВТО, а также обязательства РФ перед ВТО так или иначе будут влиять на снижение среднего таможенного тарифа в ТС, что во многом нивелирует значение сегодняшнего вступления Киргизии в столь специфическое экономическое объединение, которое регулирует, по сути, два аспекта – таможенный тариф как таковой и технический регламент как нетарифный инструмент.

А вот интеграционное объединение высшего порядка, коим и является будущий Евразийский экономический союз, требует уже совершенно иных усилий от сегодняшних властей КР. Понятно, что с сегодняшних позиций КР это кажется чем-то неосуществимым и фантастическим, но это один из возможных честных вариантов.

То есть, в моем понимании, нынешняя Дорожная карта по вступлению КР в ТС носит характер более вредный и деструктивный, чем это кажется! Ибо консервирует иждивенческий характер сегодняшнего киргизского истеблишмента, который в предстоящем вступлении в «уходящий» ТС видит лишь решение своих краткосрочных и, извините, шкурных интересов, с одной стороны, а также лишает возможности некого долгосрочного стратегического сценария развития страны – с другой. Достижение некого промежуточного состояния в условиях хрупкого политического равновесия в КР может обернутся неприятностями против нынешней властной элиты, которая, по крайней мере, извините, не самая пошлая и тем более в целом лояльная в отношении России и Казахстана. Один только вывод американской военной базы из аэропорта Манас чего стоит! Многие об этом как-то быстро позабыли, а зря. Тут цена вопроса для страны была достаточно высокой, учитывая скромные показатели ВВП и уровня доходов населения Киргизии. Тем более в тот момент была непростая политическая ситуация и не так просто было принять решение и следовать ему.

Поэтому у многих сторонников евразийской интеграции в самой Киргизии налицо когнитивный диссонанс. С одной стороны, вроде как идет процесс вступления КР в ТС, но смущает то, что этим вступлением занимаются министры-капиталисты, ранее заработавшие на грантах и кредитах Запада и Китая. С другой стороны, вся эта возня с закрытым обсуждением Дорожной карты по вступлению КР в ТС привела к тому, что и сторонники перестают доверять как местной власти, формально декларирующей интеграционные намерения, так и к российской стороне, достаточно неуклюже ведущей информационно-просветительскую политику по разъяснению преимуществ членства КР в ТС. А на самом деле, нужно просто обозначить не промежуточные, а конечные, долгосрочные ориентиры, которые позволяют более системно и глубоко выставлять контраргументы противникам евразийской интеграции.

Не вдаваясь в детали дискуссий по данной Дорожной карте, с которыми можно ознакомиться в открытой прессе и по материалам различных конференций по тематике вступления КР в ТС, повторю свой главный тезис – ни России, ни Казахстану, ни Белоруссии не нужен такой слабый квази-союзник, как сегодняшний Кыргызстан. «Тройке» нужен зрелый и ответственный партнер, который изначально идет к стандартам и параметрам интеграционного объединения более высокого уровня, то есть будущего Евразийского экономического союза. И это может произойти не ранее 2017 года, так как для выполнения всех необходимых требований без изъятий и исключений требуется время и весьма серьезные усилия партнеров по подтягиванию КР до нужного уровня. И эти усилия должны носить характер институциональной поддержки, а не прямого финансирования, которое, увы, уйдет как вода в песок.

Есть сценарий, о котором мы говорили не так давно – Киргизия и Таджикистан получают особый статус ассоциированных членов Таможенного Союза на переходный период, с определенными преференциями во взаимной торговле и т.п., и т.д. Одновременно создается так называемый Евразийский Пограничный Союз, в котором Россия и Казахстан получают право на совместную охрану границ КР и РТ с сопредельными странами, обеспечивают модернизацию пограничной и таможенной инфраструктуры (как говорится, эти службы в родстве и успешно дополняют друг друга), борются с контрабандой, незаконным оборотом наркотиков, оружия и т.д.

Вопрос безопасности южных рубежей более актуален, нежели просто банальное таможенное администрирование на этих южных и восточных рубежах. К тому же ЕПС сможет решить проблему делимитации и демаркации границ КР и РТ, а также КР и РУз. Кстати, совсем не исключаю вступления в такой Евразийский пограничный союз и самого Узбекистана в условиях меняющейся обстановки в Афганистане и вывода большей части контингента антиталибской коалиции.

Сохранение особого статуса ассоциированного членства в ТС будет мотивировать властные элиты обеих стран на достижение параметров более высокого уровня евразийской интеграции при одновременном реформировании экономики.

На мой взгляд, инструменты Таможенного Союза являются совершенно недостаточными стимулами для глубокого реформирования экономик Киргизии и Таджикистана. Одними лишь техническими регламентами и таможенными барьерами мы не сможем запустить механизм той же реиндустриализации или подъёма сельского хозяйства. Тут уже требуется более глубокая, системная и комплексная работа. Более того, поспешная интеграция двух слабых экономик в Таможенный Союз при условии, что уже будет функционировать ЕАС, может привести к подрыву самой идеи разноскоростной интеграции. К тому же очень важен вопрос реиндустриализации и Киргизии, и Таджикистана – увы, без этого будет очень сложно говорить о взаимодополнении экономик внутри ЕАС. Поэтому сейчас важно не совершить ошибок, будучи в состоянии уверовавших в правоту только одного лобового сценария интеграции двух среднеазиатских республик.

 

Кубат Рахимов — независимый эксперт по инфраструктурным проектам Центральной Евразии

Статьи и книги по теме:

Посмотреть все записи с меткой: