Кубат Рахимов: «Уверенность Китая в аншлюсе стран Средней Азии весьма опасна для России»

В феврале 2013 г. в Москве выходит в свет сборник аналитических статей «Средняя Азия: Новые координаты». В сборник, в частности, вошло исследование Кубата Рахимова «Инфраструктурные проекции геополитики в Центральной Азии. Возвращение России», которое OSTKRAFT  публикует в сокращённом виде.

Эксперт по коммуникационной  инфраструктуре постсоветского пространства, Куба Рахимов пишет: «Подъем всего среднеазиатского региона и Казахстана во многом связан именно с масштабным строительством железных дорог. В совокупности все железные дороги Средней Азии и Казахстана составляют более 21.000 км путей! Если в среднем взять среднюю стоимость по сегодняшним ценам за 1 км порядка 2 млн. долл. США, то Российская империя/ Советский Союз за 150 лет только в железнодорожную отрасль региона инвестировали порядка 42 млрд. «сегодняшних» долл. США.

Теперь США и их союзники предлагают Средней Азии «Шелковый Путь», но это, по сути,  «сказка-миф, в основе которой лежал  древнеисторический транзитный коридор, проигравший иным способам доставки грузов. Но теперь Шелковый Путь поднят как флаг перераспределения сфер влияния в регионе».  Но — «кто основной игрок по инфраструктурным проектам в Центральной Азии? Однозначно, Китай». Поэтому, пишет эксперт, «уверенность Китая в последовательном экономическом аншлюсе стран Средней Азии весьма опасна для России и ее позиций в регионе в целом…  рано или поздно, прокладку железной дороги к Ферганской долине сделает с востока Китай, который, в таком случае, безусловно, сориентирует политику стран региона и все минеральные ресурсы в ЦА – в своем направлении. Как показывает практика, Китай в таких случаях действует технично, жестко и прагматично, не оставляя выбора стране-партнеру, включая даже РФ и США».

В связи с этим Кубат Рахимов предполагает два сценария действий России в Средней Азии: первый сценарий – «Южная граница интересов России в регионе – южная граница Казахстана».  Второй сценарий – «военно-инфраструктурный». Характер российского присутствия  в Центральной Азии в этом случае должен быть  военно-экономический. Фактически речь идет о стратегии вхождения не триадой «железная дорога – энергетика — металлургия», а «тетрадой» (по аналогии с «триадой», но с четырьмя элементами), где в центре композиции появляется военная база.

 

Источник: Ostkraft.ru

Статьи и книги по теме:

Посмотреть все записи с меткой: