↑ Вернуться: Энергетика

О дальнейшем реформировании энергетики Кыргызстана

 

к.т.н., проф. Рахимов К.Р.
Зам. ген. директора ОАО «НЭСК»
Мамыров Р. С.

Крупным событием в энергетике Кыргызстана была её реструктуризация. Энергосистема была разделена на генерирующие, передающие и распределительные компании.

Высоковольтные линии в других странах являются в основном государственными. Часть электрических станций является государственной, часть — принадлежит частным компаниям, распредкомпании являются, в большинстве случаев, частными. В нашей республике согласно решению Жогорку Кенеша электрические станции и высоковольтные сети должны оставаться государственными, и только распредсети подвергнуты приватизации. Иностранными консультантами предлагались два пути приватизации:  первый – продажа иностранным компаниям, второй – передача в концессию. В первую очередь предполагалось продать АО «Северэлектро» как наиболее благополучную компанию. Однако её никто не стал покупать. Теперь предложено сдать эту компанию в концессию. При теперешнем состоянии вряд ли кто-нибудь возьмет компанию в концессию, так как она убыточна. Мы считаем, что ее не стоит сдавать в концессию.

Энергокомпании считаются негосударственными. В действительности они разгосударствлены, однако 93% акций принадлежат государству. Такого жесткого контроля со стороны государства, который был при социализме, в настоящее время нет. Энергокомпании, имея статус акционерных обществ, тем не менее остаются государственными, т.е. сохраняется социалистический принцип хозяйствования.

Государство вынуждено руководить каждой энергокомпанией в отдельности. У правительства на это не хватает времени, оно не в силах вникнуть в суть дела, в положение энергокомпаний. В то же время энергетика является дитем семи нянь. Владельцем госакций является Госкомимущества, который занимается только приватизаций и не имеет опыта руководства энергетикой. В это же время энергетической политикой, тарифами и другими вопросами в республике занимается Госагенство по энергетике, которое по положению (согласно Уставу) не должно вмешиваться в производственные вопросы. Кабинет министров от случая к случаю заслушивает на своих заседаниях руководителей энергокомпаний, эффективность которых остается незначительной. Сильно озабочен положением в энергетике Президент республики. Несколько раз рассматривались проблемы энергетики на заседаниях Совета безопасности при Президенте. Намечались меры, выполнение которых значительно улучшило положение. Однако трудности и проблемы в энергетике остаются, в основном, за счет неуправляемости или ухудшения управления отраслью. Энергетика раздроблена на отдельные части. Потеряно её единое  руководство.

Составляющие топливно-энергетического комплекса (ТЭК) — угольная, нефтяная и газовая отрасли переданы Министерству экономического развития. Значение развития ТЭК для республики, имеющей огромный гидроэнергетический потенциал, большие запасы угля, но малые запасы нефти и газа, велико.

Для более эффективного управления топливно-энергетическим комплексом республики можно было бы предложить два варианта структуры:

  1. Создание министерства энергетики и топлива с передачей государственной доли акций энергетических компаний, которое в целом координировало бы работу ТЭК республики, при этом не вмешиваясь в оперативную и финансово–хозяйственную деятельность компаний. Тогда разрешилась бы проблема составления топливно-энергетического баланса республики, которую взяла бы на себя вновь созданная структура, она также устанавливала бы перед каждой компанией, включая компании по углю, газу и нефти, с учетом имеющихся топливных ресурсов и необходимого объема потребления, задачи и перспективы развития отрасли. Чтобы справиться с такой сложной задачей, необходимо привлечь в это Министерство компетентных специалистов, включая руководство, с установлением соответствующего уровня оплаты. Учитывая достаточную ограниченность бюджета республики, финансирование этого Министерства можно было бы осуществлять за счет отчислений от энергокомпаний, или путем установления пошлин (акцизов) на реализуемую этими компаниями продукцию. Учитывая важность отрасли, министр энергетики и топлива должен занимать пост вице-премьер-министра по топливно-энергетическому комплексу, и он должен быть энергетиком.
  2. Учреждение Правительством КР управляющей компании и передача ей в управление государственной доли акций энергокомпаний. Эта компания так же, как и министерство, не вмешивается в оперативную и финансово-хозяйственную деятельность компаний. Управление осуществляется через государственную долю акций. Содержание управляющей компании можно осуществлять за счет включения затрат в тариф энергокомпаний. Задачи этой компании аналогичны задачам министерства. Проблему укомплектования необходимыми кадрами, условия их финансирования можно разрешить так же, как в первом варианте.

Остаются нерешенными вопросы дальнейшего реформирования распредкомпаний. Мы зациклились на сдаче в концессию АО «Северэлектро», как будто при этом разрешатся все проблемы энергетики. Кроме АО «Северэлектро» у нас существует ещё три АО: «Востокэлектро», «Ошэлектро» и «Джалал-Абадэлектро». Почему ничего не говорим о них? Жогорку Кенешу предлагается дать согласие на сдачу в концессию только АО «Северэлектро». Опыта передачи предприятий энергетики в концессию в странах СНГ пока нет. Нам надо бы задуматься – почему никто это не практикует. Чтобы отдать в концессию АО «Северэлектро», надо бы предварительно изучить эту проблему, разработать в деталях программу, просчитать плюсы и минусы. Однако всего этого нет. Не выявлен инвестор, который был бы заинтересован в принятии в концессию этого АО. Пока никто интереса не проявил по признанию самого Госкомимущества. Предположим, под нажимом властей Жогорку Кенеш даст согласие. Нет никакой уверенности, что мы сможем сдать в концессию АО «Северэлектро». Депутаты, в основном, были против сдачи этого АО в концессию. Таким образом, вопрос приватизации распредкомпаний находится в тупике. У некоторых людей нет полного понимания того, что нужно приватизировать только область сбыта электроэнергии — самое слабое звено деятельности нашей энергетики. Приватизации распредкомпаний противодействуют сами распредкомпании, районные электрические сети. Они могут потерять власть, деньги, привилегии.

Можно с горечью констатировать факт, что вопросы реформирования энергетики решаются очень долго. Программа разгосударствления и приватизации АО «Кыргызэнерго» утверждена СНП Жогорку Кенеша ещё 6 ноября 1998г., а Законодательное Собрание утвердило её 24 марта 1999г., т.е. прошло уже 6 лет. Ёще раньше, 18 декабря 1997г., на Совете безопасности Кыргызской Республики рассматривался вопрос по снижению коммерческих и технических потерь электроэнергии. С тех пор прошло 7 лет. Таким образом, с очень давних пор нет никаких кардинальных решений. Новому составу Жогорку Кенеша необходимо представить проект Постановления не о сдаче в концессию АО «Северэлектро», а о приватизации распредкомпаний.

Если не приходит зарубежный хозяин и не покупает или не берет в концессию энергокомпанию, надо решать вопрос другим путём. Вариантов много. Например, в США с 1935 года функционируют сельские электрические  кооперативы. В отдельных  штатах они объединены в ассоциации, а в масштабах страны их объединяет Администрация по сельской электрификации. Кооперативы закупают электроэнергию по оптовым ценам и продают её членам кооператива. По аналогии с ними с учетом наших условий можно было бы организовать в пределах каждого айыл окмоту электрические ассоциации, наподобие создаваемых ассоциаций по сельскому водоснабжению, которые объединяла бы районная организация, образованная на базе РЭСов (районных электрических сетей).

в этом направлении делаются некоторые попытки. Спецпредставитель Президента Кыргызской Республики по электроэнергетической безопасности Ж.Ж.Сатыбалдиев (Л.1) говорит: «самым эффективным способом сокращения коммерческих потерь, практически не требующим финансовых затрат, является передача трансформаторных подстанций под коллективную ответственность, предварительно обеспечив их приборами учета». Другой разновидностью этого метода следует считать создание ассоциаций электропользователей на уровне местных сообществ. Так, в Джеты-Огузском районе в настоящее время созданы 32 ассоциации, 16 из которых прошли официальную регистрацию в органах юстиции. В результате целенаправленной работы в целом по району добились снижения потерь до 14%, увеличения отпуска до 86%, выполнения плана реализации электроэнергии до 80%. Однако, к великому сожалению, работа этих ассоциаций приостановлена, хотя их полезность очень высока. Причина — на сегодняшний день по действующему законодательству мы не можем передать электрические сети указанным ассоциациям (Л.1).

Есть другой вариант: распродажа или сдача в аренду подстанций или РЭСов частным фирмам, компаниям (оптовым покупателям) или частным лицам, которые покупали бы электроэнергию по одной цене и перепродавали бы по более высокой цене.

Может быть принят третий вариант. Распредкомпании надо реорганизовать в частные фирмы с приданием им полной самостоятельности. Они бы покупали электроэнергию по оптовым ценам и продавали бы её по другой цене более мелким оптовикам. Во всех случаях должен быть хозяин, борющийся за получение прибыли, сокращение производственных издержек, повышение качества предоставляемых услуг. Владелец–частник не допустил бы такого расточительства и хищений, которые существуют сейчас.

Другой вопрос: переход на рыночные отношения в энергетике. Наше общественное сознание ещё не дошло до полного понимания рыночной  экономики. После реструктуризации энергосистемы произошли перемены, являющиеся противоречием требованиям увеличения прибыли, экономии средств и т.д. Увеличились штаты работников, так, управленческий персонал увеличился на 3 тысячи человек, было 12 тыс., стало 15 тыс. Это явилось следствием отсутствия государственного контроля с одной стороны и  стимулов рыночной экономики с другой. В каждой энергокомпании нет заинтересованности в снижении потерь энергии, затрат, получении большей прибыли. Как в старые времена, за плохие показатели работники, руководители на худой конец получат порицания. Капиталисты поступают наоборот, так, бельгийская компания «Трактебель», приобретя «Алматаэнерго» сократила штат с 9 тыс. до 7 тыс. человек. Однако они не прижились, вынуждены были обратно продать его снова самим казахам по другим причинам.

Отсутствуют рыночные отношения между энергокомпаниями. Очень большая вина за это лежит на Госагентстве по энергетике, призванном вести энергетическую политику в республике. Оно распределяет деньги между компаниями в процентах от общей суммы поступивших денег. Генерирующая компания должна продавать энергию передающей компании по одному тарифу, передающая — распределительной по более высокому. Разница в тарифах должна покрывать эксплуатационные расходы, ее должно хватать на развитие и материальное стимулирование своих работников. Распредкомпании должны продавать электроэнергию своим абонентам по третьему тарифу, рассчитываемому по такому же принципу. Только в таком случае появится заинтересованность компаний к снижению потерь, экономии средств, стимулированию своих работников.

Следующий вопрос — о тарифах на реализуемую абонентам электроэнергию. Ведется определённая работа по упорядочению тарифов на электроэнергию, планируется переход к одноставочному тарифу. Такой шаг оценивается положительно. В дальнейшем необходимо решить вопрос о тарифах для оптового покупателя (фирма, частный предприниматель). Он должен покупать дешевле и продавать дороже. При введении рыночных отношений улучшится учёт энергии, появится заинтересованность отдельных  звеньев в улучшении экономики.

Относительно тарифа на тепловую энергию можно сказать следующее. Он значительно ниже себестоимости (390с/ Гкал), в то время как тепловая энергия стоит на ТЭЦ г. Бишкек более 450с/Гкал. Из-за этого ТЭЦ г. Бишкек постоянно является убыточной, съедая всю плату за экспорт электроэнергии в Узбекистан и Казахстан. За экспорт электроэнергии в эти  республики не поступает нам ни одного тыйына. Она вся сгорает в топках котлов ТЭЦ в виде газа, мазута и угля. ТЭЦ г. Бишкек находится в режиме постоянного субсидирования за счет плательщиков за электроэнергию. Не раз говорилось, что нужно избавиться от такого положения. Для государства, перешедшего на рыночные отношения, это нонсенс. Каждый хозяйствующий субъект должен быть самодостаточным, иметь прибыль.

Для улучшения положения требуется повышение тарифа на тепловую энергию. Для подтверждения нашего предложения имеется ряд обстоятельств. На сегодня бедное село субсидирует более богатый город, покупая электроэнергию в 2-3 раза дороже, чем тепловую энергию. В подтверждение этого приводим следующие данные: в г. Бишкеке среднемесячная зарплата составляет 3384,1сома, и, например, в Ошской области — 1073,3 сома (в 3,15 раза меньше) (Л.2). Это является очень серьёзным фактом социальной несправедливости. Все те, кто должен решать этот вопрос, отмалчиваются, так как он задевает каждого столичного чиновника. Имеется отговорка, что это может вызвать социальные возмущения бедных слоев населения. Так давайте тем, кто относится к категории бедных, тариф не повышать. Их в г. Бишкек около 19%.

Литература

  1. Сатыбалдиев Ж. Ж. Электроэнергетика Кыргызстана. Вчера, сегодня, завтра. Бишкек, 2004г.
  2. Обзор зарплат по профессиям и регионам. Акирress, газета «Дело», № 9, 9 апреля 2005г.

Статьи и книги по теме:

Посмотреть все записи с меткой: